Портреты на заказ
ПРИКОСНИСЬ К СКАЗКЕ
ПОРТРЕТ В ОБРАЗЕ — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК БЛИЗКОМУ ЧЕЛОВЕКУ

Портрет маслом за 7 дней


+38(071) 305-68-19, +38(099) 173-87-65 be1ka@bk.ru

 

Разговоры и размышления

 

Танита и Алиска грустили в окружении близких людей. Алиска любила Джулиана, она была добрая девочка. Демион решил побыть с матерью и сестрой пока что-то не прояснится по его каналам. Народ в городе организовывался, несмотря на повсеместные облавы, устраиваемые Адриано Неуязвимым.  Агентов не хватало. Назревал переворот. Восставшие требовали свержения Семерых Стражей.  Со своего замка приехала тетя Энн с сыном Алесандро. Алесандро рассказал ей о том, как не удалось вытащить Джулиана, и она обещала что-нибудь придумать. «Сейчас обстановка в городе вполне способствует тому, чтобы некоторые значимые люди пожелали получить более твердую основу для своих раскачивающихся кресел», - сказав это Шарлотта Энн загадочно улыбнулась и королевской поступью отправилась в «переговорную комнату». 

 

***

 

Семь стражей стояли во главе Западного государства.  У этого государства была Западная столица. В ней был университет магии, где преподавали лучшие маги, здесь вершилась политика больших денег и судеб миллионов незаметных маленьких жителей планеты и жили те, кто хотел защитить себя от драконов.  Семью Стражами были названы предки, управляющих ныне в Западном государстве, за то, что их признали героями, якобы выступившими против драконов. Эти предки победили драконов, сумев с ними договориться и организовав город, в котором драконы не могли бы появляться. Этим городом и стала Западная столица. Как было все на самом деле, никто не помнит. Историки, как им и положено приписывали Семерым Стражам выдающиеся подвиги в каждом поколении. Ныне правящие Стражи боролись по ночам с голограммами драконов, и разоблачение им было не нужно. Джулиан сильно подорвал доверие простого народа к своим Семерым Стражам. Зачем нам врут? – этот вопрос возникал теперь у каждого второго, а каждый третий мог на него ответить. Ворота столицы чуть не были снесены изнутри, а отряды «армии драконов» готовы были поддержать мятежников.  Но прорыва пока не произошло. Стражи мобилизовали все свои силы, а Неуязвимый всю разведку. Менталы Западной столицы всю ночь и весь следующий день выявляли и заключали маломальски подозрительных личностей, могущих иметь отношение к «армии драконов».

 

***

 

Итак, мальчишка – сын Николаса и Таниты. Младший. Старший мальчишка не был менталом, это Неуязвимый помнил еще, когда приезжал к Николасу и Таните, как друг. А малыш лежал в коляске, лопотал что-то на понятном лишь ему, языке и внимательно следил за ним своими круглыми глазенками.  Помнится, он даже повёз его коляску по тропинке сада, а малыш его изучал все время. Да, такой магнетический взгляд бывает обычно у менталов, отменил он тогда про себя. Потом их позвали, и Танита подошла и обратилась к малышу. Что она сказала? – Жюль! – Джулиан, значит. Мальчишку зовут Джулиан. Какая удача, что ты, малыш, снова оказался в моих руках – улыбнувшись подумал Андриано Неуязвимый. – Будет  о чем поторговаться с твоим отцом. Андриано знал, что Николас работает над магическим супероружием против драконов. Только ближайшее окружение его посвящено в суть работы. Ему же Николас не доверял. Чистоплюй Николас считал, что работа в разведке и сыске на семерых напыщенных идиотов, очень снижает этический уровень индивидуума.  Николас посчитал, что не только этический, но и интеллектуальный уровень безвозвратно потерян и не стал больше общаться с ним. Николас занимался наукой и магией. Он был очень хорош в этом. Торговать своей совестью ему не было необходимости. Посмотрим, станет ли он торговать сыном. Андриано должен быть в курсе идеи Николаса. Они бывшие друзья. Для них еще не все потеряно. 

 

***

 

Андриано Неуязвимый был главой сыскной службы у Семи Стражей. Под его руководством находились лучшие медиумы столицы. Но он был самым лучшим из всех.  Андриано долго смотрел на Джулиана внутренним взором. Джулиан, как и можно было предположить, закрылся. Защита его не продержалась бы долго, но ускорять не хотелось. Проснулась былая сентиментальность, она отодвинула холодную расчетливость и цинизм, на время. Взгляд Андриано стал мягким и глубоким, жгучие черные глаза стали бархатными, чувственными. Хотелось просто поговорить, а работа никуда не денется. «Вот, значит, какой младший вырос у Николоса».

 

- Джулиан,- вдруг твердо сказал Андриано, - раз довелось нам с тобой снова встретиться, давай поговорим. Джулиан внутренне дернулся, когда этот длинный, тощий, одетый во все черное, чернобородый колдун назвал его имя. Имя – это последнее, что можно было узнать, даже сняв защиту. Но он этого не делал. Тогда как же? Он его откуда–то знает? Стоп! Удивление и растерянность ослабляет, соберись! Нужно ответить. Я же культурный человек – решил Джулиан.

 

- Здравствуйте, простите, не помню Вашего имени, впрочем, могу лишь догадываться, ведь на разговор против воли обычно приводят к главному сыщику, Андриано Неуязвимому. - Я готов простить твою юношескую дерзость, ведь когда-то возил твое розовощекое тельце на детской коляске, улыбнувшись, как добрый дедушка, ответил Андриано, - но, увы! Мой друг Николас не привил сыну уважение к старшим. - Зато, научил не продаваться, даже очень за дорого – спокойно парировал Джулиан.

 

«Что ты в этом понимаешь, мальчишка!» - подумал Неуязвимый, а вслух продолжал:

- Какая-то у нас семейная беседа получается – ты не находишь? – все с той же улыбкой говорил Неуязвимый, - папа знает о твоем антигосударственном творчестве? Оно тянет на насильственное свержение власти.  

- А, насчет Ваших нарисованных драконов он тоже все знает или ему это нравится? – в тон ему ответил Джулиан – если он такой же, как и Вы мне безразлично, знает ли он. Но я очень сомневаюсь, что мой отец на стороне обманщиков. Если он до Вас еще не добрался, то это дело времени.

- Сейчас я добрался до тебя, мой мальчик. Приступим к допросу – улыбка сошла с лица Андриано.

 

 

Подпишитесь на мой дзен канал