Портреты на заказ
ПОДАРИ ДРУГУ МЕЧТУ
ПОРТРЕТ В ОБРАЗЕ — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК БЛИЗКОМУ ЧЕЛОВЕКУ

Портрет маслом за 7 дней


+38(071) 305-68-19, +38(099) 173-87-65 be1ka@bk.ru

 

Герман – Геральдор.

 

Был день. Луч солнца делил аудиторию на два неравных треугольника, а если быть точнее на треугольник и пятиугольник, заходил на отворот плинтуса, а дальше по стене, а потом по потолку… Неважно. Так эту боль не убрать, тут не медитации нужны, а что… Я знал, я точно знал. Опять этот сон, только он происходит наяву. Я сжег целую поляну больших деревьев каким-то огнем, своим огнем. Слева стоит девочка, с длинными светлыми волосами, Лиля? – Нет, не Лиля. Девочке страшно, а мне весело. Я могу! Ай да я! Я открываю глаза, это во сне или… Вокруг люди, молодые.

- Что с Вами, Герман Николаевич?

- Мое имя Геральдор! – встаю и ухожу, меня шатает, но я знаю свое имя. А еще я знаю, куда иду. Мне нужна самая высокая крыша. В Студгородке есть такая: крыша главного административно-учебного корпуса. Мне никто не нужен, зачем они идут следом. Плевать! Поднимаюсь на лифте, вертикальная металлическая лесенка и люк, открываю головой. Тут кто-то бежит за мной из лифта, закрываю люк, не глядя на чьи-то головы и пальцы. Заваливаю валяющимся рядом шлакоблоком. Все. Я один! Мое имя Геральдор! В голове звучит приглушенный, скрипучий, очень знакомый голос. «И потеряешь свою силу, и не будешь помнить о ней, пока мир новый не взрастит сосуды, в которые ты же сам ее и положил. Проснется сила, но она уже будет не твоей. Как добровольно была отдана, так должна и вернуться, добровольно.» И воспоминания стали приходить. Он был изгнан из своего мира и лишен силы, но не навсегда, как вещал этот скрипучий старческий голос, силу можно вернуть, значит он вернет. Совершенно неуместные звуки прорезали его странную реальность. Это в кармане, новомодная штучка для общения на расстоянии, смартфон. Автоматически ответил. Звонила Лиля, жена. «Что случилось? Мне Антон позвонил, что ты упал прямо в аудитории». «Было такое, мне, пожалуй, отдохнуть нужно, давление померять. Сейчас приеду домой. Возьму такси, сам за руль не сяду. Целую. Жди дома.»

А потом было больше. И настолько познавательно, касаемо событий, происходящих в этом мире, что жить сразу стало интереснее. Через две недели был экзамен, Геральдор смотрел на окружающий мир глазами экзаменуемого и испытывал его эмоции. И этим экзаменуемым был его сын Святозар. Вот он первый сосуд, куда Геральдор добровольно слил свою магическую силу! Не спорю, добровольно, а где еще? Детей он на стороне не делал, потому, что любил свою жену. Но как вспомнить… была какая-то авария-катастрофа, о которой не хотят сообщать, значит информацию нужно найти, без вариантов. На следующий день Геральдор поехал за сыном, чтобы забрать его из этого странного института физики частиц, где сдают экзамены по боевой магии. Пусть его первый сосуд будет рядом, пока другие не осушили. Кстати, ведьмочка, которая экзамен у него принимала, тоже не из слабых магов, а кто был тот, который все остановил? Святозар расскажет, зачем ему что-то скрывать? Не вижу смысла.

 

***

 

Как быть, если собственный сын закрылся и не хочет разговаривать на определенные темы. Вывод напрашивается один. На него наложено табу-молчание. Как-то я это уже обходил, весь смысл в том, чтоб вопросы правильные задавать. Только для этого нужна приятная, непринужденная обстановка и гипнотизер-профессионал. Был там в больнице один с рыбьими глазами, Константин. Нужно пригласить его с сыном на зимнюю рыбалку. Лиля будет мешать. Пусть дома ждет. Неправильно, если сосуд есть, а пробки не открыть. А что с гипнотизером потом делать, если что узнает? Буду решать задачи по мере их поступления.

 

***

 

Святозар не хотел ссоры с отцом, но то, что он ему сейчас рассказал об экзамене, о сожженных деревьях действительно дает повод думать, что он видел все своими глазами, его глазами. Значит они колдуны вместе, что же тогда так злит отца? Это ведь очень здорово, что отец понимает, что этот мир не так прост, но цель его не понятна. И еще эта поездка с неприятным типом с мутными рыбными глазами. Почему не взял маму, он ведь ее всегда раньше брал с собой, без нее не ездил, что у них случилось. А, может быть, попробовать тактично спросить.

- А почему мама не поехала, праздник ведь, она дома одна…

- Готовит, говорила, что может не успеть, ведь ей еще в салон и платье к Новому Году покупать…

Врет, подумал Святозар, глаза отводит, а платья для мамы они всегда вместе выбирают. Мама этого решения не принимала. Его принял отец, и этот урод зачем-то ему нужен.

- Что ты хочешь, чтобы я рассказал, отец? Мне не трудно обойти запрет, но я сам тебе ничего не скажу, пока от тебя правды не услышу. Константин, Вы друг моего отца? Чем Вы занимаетесь?

- Я врач. Мы познакомились еще до твоего рождения, я работал вместе с твоей мамой.

- Отец тоже был врачом?

- Сначала он был пациентом, а врачом стал потом, он очень талантливый.

- Не сомневаюсь. А чем был болен отец?

- Амнезией. Я пытался ему помочь, но он так ничего и не вспомнил, как я понимаю, до этого времени. Останови меня, если я не прав, но ты не позвал бы меня, если бы что-то не изменилось.

- Ты можешь себе представить сын, как чувствует себя двадцати пяти летний мужчина с мозгом младенца. Я хорошо помню, как меня учили пользоваться туалетом, это первое, что я вспоминаю об этом мире. Когда я познакомился с твоей мамой, я уже был молодцом и во всю тренировал свои мозги, заставляя их все запоминать, как ты знаешь, вероятно, я ничего не забыл с того времени, как мозги включились после аварии.

- Что за авария, отец?

- Не знаю, на этой информации много грифов секретности, и, если бы не помощь твоей мамы, меня из больничного корпуса никто бы не выпустил до самой смерти. Вот и весь откровенный разговор, рассказывать нечего.

- Ни скажи, Герман, ведь что-то случилось с тобой, выкладывай, - Константин внимательно смотрел на Германа, а тот решал, а что он может ему сказать и как тогда предотвратить утечку с его стороны, что-то ему подсказывало, что раньше, в прошлой жизни, его не мучил бы такой этический вопрос, как предотвратить: нет человека – нет проблемы, как-то эта фраза сама пришла. «Что же я был за человеком, что из собственного мира оказался изгнан? Что там успел натворить?» Приходили мысли о том, что безопаснее оставить все, как есть, но самая сильная и мотивирующая вещь любопытство не позволяло. Герман отвел сына в сторону от костра, где, ожидая ответа сидел Константин, и попросил у него помощи. Да, именно помощи. Сейчас этот пятнадцатилетний подросток оказался в ситуации, где только он мог оказать бывшему магу из другого мира реальную помощь.

- Я узнал свое истинное имя, Константин, но я почти ничего не понял, за исключением того, что здесь меня раньше не было.

- Где это, здесь? – встревоженно спросил гипнотизер.

- В этом мире. Попробуй ввести меня в гипноз, как ты раньше делал, может в этот раз повезет больше узнать, да я почти уверен в этом. Я готов. И сгораю от нетерпения.

Подпишитесь на мой дзен канал